Создать аккаунт
Войти





21.4 MB

Twitter Facebook Google Livejournal Pinterest

Авлинсон ричард книга скачать


Описание: Авлинсон ричард книга скачать
Имя файла: avlinson-richard-kniga

Читать Авлинсон Ричард Трилогия аватар 1


скачать Авлинсон Ричард Трилогия аватар 1 можно отсюда
АВЛИНСОН ТРИЛОГИЯ АВАТАР ШЕДОУДЕЙЛ КНИГА 1 Перевод by KiD Пролог Хелм, Недремлющее Око, Бог Стражей, стоял, неусыпно наблюдая за остальными богами. Все были в сборе. Каждый бог, полубог и элементал присутствовал здесь. Стены величайшего пантеона, который принимал богов, давно уже стали прахом, но окна остались, зависнув в воздухе, и сквозь них Хелм смотрел на медленно разлагающийся мир. Пантеон, вместе с множеством недостроенных алтарей, находился в самом центре этого распада; он был построен на острове, площади которого как раз хватило, чтобы основать на нем это место встречи богов. Тропа из крошащегося камня, покачивающаяся на поверхности воды, вела за море, в места, которые лежали за пределами представлений богов. Это был единственный путь к спасению из пантеона, но ни один из богов не был настолько глуп, чтобы сделать первый шаг по этим скалистым камням, боясь, что эта тропа может привести их в места еще более ужасные чем это. Воздух вокруг острова вился белым кольцом с черными вкраплениями звезд. Линии света, настолько яркие, что даже взгляд бога не мог долго выносить их, горели на гобелене цвета слоновой кости. Линии образовывали руны, и Хелм вздрогнул, когда прочитал их. Все что было - прошло. Все что мы знали, все во что верили, было ложью. Время богов подходит к концу. Затем руны исчезли. Хелм задумался, что возможно один из вызванных богов оставил это загадочное послание, чтобы напугать остальных, но тут же отбросил эту идею. Он знал, что руны были оставлены созданием гораздо более могущественным, чем любой из богов, что сейчас стояли вокруг него. Хелм вслушивался в унылые раскаты грома, огромные серые облака с прожилками черных молний клубились над пантеоном, накрывая его мрачными тенями. Ясное белое небо было полностью затянуто облаками, и тропа из камней, ведущая из пантеона, крошилась и рушилась в безбрежное море хаоса. Хелм был вызван первым. В одно мгновение он находился в своем храме, размышляя над своим недавним провалом в качестве хранителя у Повелителя Ао. В следующий миг он уже стоял в пантеоне. Вскоре начали появляться остальные боги. Все они казались сбитыми с толку, уставшими от путешествия в эти чертоги, находившиеся вдалеке от знакомых им мест. Во время вызова боги обрели очертания того, что они боялись больше всего. Мистра, Богиня Магии, явилась в лике предвестника магического хаоса. Прекрасная Сан Огневолосая, Богиня Любви и Красоты, явилась в образе измученного, больного создания, проклинающего свою судьбу. Черный Повелитель, Бэйн, принял сияющий облик абсолютной любви и гармонии, этот свет сжигал его сущность, доставляя ему невероятные мучения на пути из его царства. Хелм едва повел глазами, чтобы рассмотреть Повелителя Бэйна, Леди Мистру, и Повелителя Миркула, которые были увлечены жаркой дискуссией, достигшей кульминационной точки, когда Мистра заявила, что ей следует подыскать более подходящую компанию. Взглянув в другую сторону, Хелм увидел Ллиру, Богиню Радости, на ее лице читалась тревога. Она нервно теребила свои руки, затем о чем-то задумавшись в ужасе посмотрела на них. Стоявший рядом с ней, Ильматер, Бог Страданий, не мог сдержать поток смеха, танцуя на одном месте и нашептывая какие-то слова в пустоту. Пока Хелм изучал облики богов, маленькая группа божеств, которые не были так сильно подвержены переменам окружила его. Бог Стражей пытался игнорировать жалобы этих богов, чье достоинство очевидно больше не было важным для них, когда они скулили и теребили его, пытаясь узнать от него побольше информации. Мой дом был уничтожен! Мой храм в Планах был разрушен! - один за другим жаловались они, но Хелм был глух к их словам. Ао вызвал нас. Ао все прояснит в свое время , - говорил каждому из них Хелм, но вскоре и он устал от этого, и в конечном итоге приказал этим богам отойти от него. Близились перемены. В этом не было сомнений. Хелм пришел к такому выводу, когда вспомнил волю своего бессмертного повелителя, Ао. Воля Ао была настолько сильна, что он восстал из клубящегося тумана Хаоса в начале времен и начал создавать баланс между силами Порядка и Хаоса. Из этого баланса произошла жизнь: сначала были созданы боги на небесах, затем смертные в Королевствах. Ао, Создатель Бытия, избрал Хелма своей правой рукой. И Хелм знал, что боги собрались в этом месте безумия и беспорядка по воле Ао. Пока Хелм молча размышлял над сложившейся ситуацией, Талос, Бог Штормов, вышел вперед. Пора кончать с этим! Если наш повелитель желает, то мы готовы выслушать его, пусть его мудрость наполнит наши разбитые сердца и опустошенные умы! Талос сказал мудрость с таким презрением каким только мог, хотя его страх был также очевиден как и у всех остальных. Вызов Талоса не был поддержан, и все кто стоял на расстоянии вытянутой руки от Бога Штормов отодвинулись от него. Последовавшая за этим тишина была более гнетущим ответом, чем любые слова, и в этой тишине читалось окончательное решение Ао. Боги должны были принять свою судьбу, какой бы она не была, и она была предопределена задолго до вызова. Ужасная тишина заполнила огромный зал, но вскоре она была нарушена. Хранитель Баланса, я обращаюсь к тебе и ко всем остальным! Это был голос Ао, и в этом голосе ощущалась такая сила, что в ответ боги упали на колени. Лишь Повелитель Бэйн опустил всего одно колено на холодный пол пантеона. Более благородным было ваше наследие! Вы обладали силой предотвратить угрозу дисбаланса между Порядком и Хаосом, и все же вы предпочли действовать словно дети, прибегнув к мелкому воровству в своих поисках силы... Внезапно Бэйн подумал - а не могло ли бытие, которое давным-давно дало жизнь богам вызвать свои творения в это место, чтобы исправить свои ошибки и начать все заново? Забытье возможно ожидает тебя в будущем, Бэйн , - объявил Ао, словно Черный Повелитель произнес свои мысли вслух. Но не обращай на это внимания, так как эта судьба слишком милосердна по сравнению с той, что вскоре ожидает тебя - и остальных богов, потерявших мое доверие . Хелм вышел вперед. Повелитель Ао, я охранял дощечки, позволь... Молчать Хелм, всех ждет одинаковая судьба . Хелм повернулся и посмотрел на собравшихся богов. В конце концов вы должны знать ваше преступление. Были похищены Дощечки Судьбы . Луч света разрезал тьму и окутал Бога Стражей. Языки белого огня окружили запястья и лодыжки Хелма, и он взмыл высоко вверх, сопровождаемый удивленными взглядами остальных богов. Хелм, который никогда прежде не терял опоры под своими ногами, беспомощно стиснул зубы, вглядываясь в темноту, более черную, чем он когда-либо видел, темноту которая жила своей жизнью и жаждала поглотить его, темноту, которая была гневом Повелителя Ао. Хочешь остаться с остальными, а не со своим повелителем, Хелм? Бог ответил сквозь сжатые зубы, - Да". Внезапно Хелм рухнул вниз, его падение было слишком быстрым, чтобы его могли разглядеть остальные боги. Окровавленный и израненный ударом, Хелм попытался подняться и вновь встать перед своим повелителем, но силы покинули его. Остальные боги не сделали даже попытки помочь ему, и лишь отводили взгляд от его, полных мольбы, глаз. Редкие вспышки света осветили черные края тьмы, которая еще ближе приблизилась к богам. Больше вы не будете сидеть в своих хрустальных башнях, взирая вниз на Королевства, словно они были созданы лишь для того, чтобы развлекать вас". Изгнание", - затаив дыхание, прошептал Бэйн. Да", - сказал Повелитель Миркул, Бог Смерти, холод окутал даже его безжизненную душу. Больше не будете вы игнорировать цель, ради которой вам была дана жизнь! Вы узнаете свои грехи и запомните их на всю жизнь. Вы согрешили против вашего повелителя и будете наказаны . Бэйн почувствовал приближение тьмы. Вор! - воскликнула Мистра. Позволь нам открыть лицо вора для тебя и вернуть дощечки! Тир, Бог Правосудия, поднял в мольбе свои руки. Не заставляй нас расплачиваться за глупость одного из наших собратьев, Повелитель Ао! Темнота, словно удар хлыста, скользнула по лицу Тира, и он упал, крича от боли и хватаясь за свои, отныне бесполезные, глаза. Тебя не волнует ничего, кроме спасения своей собственной шкуры! Боги молчали, и темнота скользила между ними, заставляя их жаться друг к другу, словно сгоняя их вместе, чтобы сделать из них одну цель для гнева Ао. Боги закричали - некоторые от страха, некоторые от боли. Они не привыкли к такому обращению. Трусы. Кража дощечек была последней каплей. Вы вернете их мне. Но сначала вы заплатите за тысячелетия обмана . Бэйн не отступал перед темнотой, и внезапно острые выросты тьмы превратились в слепящие огни ледяного голубого света, которые ослепили его. Он отвернулся от света и краем глаза заметил Мистру, которая также не отступила, на ее лице была едва заметная улыбка. Затем тьма достигла Бэйна, и его мир превратился в боль, которую только бог мог представить или ощутить. После бесконечных мук, все боги были окутаны тьмой и согнаны вместе. Только после этого божества обрели свободу движений и мысли. И страха. Его они познали всецело. Наконец, Повелитель Талос попытался заговорить. Его голос был слаб и хрипл, слова вылетали вместе с испуганными выдохами. Это закончилось? Неужели это все? Внезапно пантеон, казалось, исчез и боги, все еще стоявшие плотной группой, обнаружили себя перед лицом того, что каждый из них боялся больше всего - хаос, боль, любовь, жизнь, неведение. И каждый бог увидел ту разруху, которую он нес с собой. Это была лишь малая часть моего гнева. Теперь испейте сполна из кубка настоящей ярости бога! Звук который последовал за этим не был похож ни на что другое. Боги кричали. Мистра, падающая сквозь фантастический водоворот отвергающий реальность, попыталась обрести подобие контроля над ситуацией. Когда с нее было сорвано покрывало божественности, она испытала невыносимую боль. Но Богиня Магии была не одинока в своих мучениях. Все боги, за исключением Хелма, были низвергнуты с небес. Спустя некоторое время Мистра очнулась в Королевствах. Она испугалась, обнаружив, что ее внешний вид вернулся к первоначальной сущности. Ее тело было лишь пылающим сгустком бело-голубого света. Ты должна найти себе воплощение - аватара . В ее голове вновь зазвучал голос Ао. Ты будешь обладать телом смертного и жить как человек. Тогда возможно ты оценишь по достоинству тот дар, которым обладала . Затем она осталась одна. Низвергнутая богиня колебалась некоторое время, вновь и вновь проигрывая в уме слова Повелителя Ао. Если она должна была найти аватара, обрести тело из плоти и крови, значит Ао действительно решил держать богов подальше от Планов. Однако Мистра и ранее подозревала, что Ао хотел наказать своих слуг за их провал - и она даже планировала спрятать часть своей силы в Королевствах - богиня просто не могла смириться с потерей своего положения, потерей своего прекрасного дворца на небесах. Мистра осмотрелась вокруг и задрожала так, как только это было возможно в ее нынешнем бесформенном состоянии. Местность вокруг нее была довольно прекрасна для смертных: во все стороны от Богини Магии тянулась холмистая местность, и к западу на горизонте высился древний, полуразвалившийся замок. Да, большинство людей сочли бы этот образ прекрасным, однако он лишь оскорблял взгляд Мистры в сравнении с ее домом. Нирвана, план абсолютного Порядка, был владением Мистры. Это были идеально организованные, бескрайние земли, где свет и тьма, жар и холод, находились в абсолютном балансе. В отличие от беспорядочного ландшафта Королевств, Нирвана была устроена словно механизм огромных часов, чьи шестеренки работали в идеальном симбиозе. На каждой из этих шестеренок покоилось царство одного из законопослушных богов, что населяли план. Безусловно Мистра рассматривала свое царство как самое прекрасное во всей Нирване, а точнее во всех Планах. Богиня Магии некоторое время изучала разрушенный замок и затем мысленно прокляла Ао. Даже если эти руины были построены недавно, то в моем доме они были бы лишь чуланом, - с болью подумала Мистра и образ ее великолепного дворца незвано всплыл в ее памяти. Ее замок был построен из чистой магической энергии, полученной из пелены магии, которая окружала Фаерун. Как и все остальное в Нирване дворец был идеально построен и вечен. Все его башни были одной высоты, его окна были одинаковых размеров. Даже камни созданные из магии были абсолютно одинаковы. И в центре дома Мистры располагалась ее библиотека, содержащая каждую книгу и свиток, на которых были отображены все заклинания известные в мире, и даже те которые еще не были открыты. Мистра обратила свой взор к темным грозовым облакам окутавшим небо. Я верну себе свой дом, Ао , - тихо сказала она. И это произойдет очень скоро . Пока Богиня Магии смотрела на клубящиеся облака, она заметила яркую вспышку в воздухе. Затем она попыталась сосредоточиться на ней и почувствовала головокружение. Я все еще не оправилась от атаки Ао, подумала она, и вновь попыталась разглядеть, что за мерцание тянулось от неба к земле, рядом с разрушенным замком. На какой-то миг ее взгляд прояснился и она узнала колыхающийся образ перед собой. Небесная Лестница. Лестница, непрерывно изменяющая свои очертания, пока Мистра наблюдала за ней, была обычным путем для богов, которые путешествовали между своими домами на Планах и в Королевствах. Хотя Мистра редко пользовалась подобными мостами к Фаеруну, она знала, что подобных связывающих звеньев между Королевствами и небесами было достаточно много. Все они вели в дома богов. Пока Мистра, с все еще затуманенным взором, продолжала наблюдать за ней, лестница превратилась из длинной деревянной спирали в прекрасный мраморный спуск. Затем богиня внезапно осознала почему ей так тяжело было разглядеть лестницу - она была видна лишь богам или смертным, обладавшим огромной силой. Сейчас она была ни тем ни другим. Осознание этого заставило падшую богиню перейти к действию, и она решила вернуть себе часть своей силы, которую она спрятала у одного из своих самых верных почитателей в Королевствах, за несколько часов до того, как ее вызвал Ао. Мистра начала произносить заклинание, чтобы обнаружить тайник со своей силой. Даже в своей неопределенной форме, Богиня Магии с легкостью выполнила сложные жесты и произнесла слова необходимые для заклинания. Но когда она закончила произнесение заклинания, то ничего не произошло. Нет! - закричала Мистра, и ее голос эхом разнесся над холмами. Ты не можешь отнять у меня мое умение, Ао. Я не смогу без него! Богиня вновь попыталась произнести заклинание. Столб зеленой энергии извергся из земли и двинулся к ней. Она закричала, когда энергия поглотила ее хрупкую форму. Струи зеленого огня пронизывали бело-голубое облако, которым была Богиня Магии, заставляя Мистру кричать от боли. Ее взгляд был направлен на черные облака, клубящиеся вокруг сверкающей Небесной Лестницы, затем она потеряла сознание. На вершине лестницы, в центре Планов, Повелитель Хелм, Бог Стражей, наблюдал за тем как Мистра потеряла сознание от неудачного заклинания. Хелм был все еще изранен и истекал кровью от гнева Ао, но в отличие от других богов, он все еще сохранял форму, которой он пользовался на Планах: огромный, закованный в латы воин, с немигающими глазами, нарисованными на его стальных рукавицах. Взор Хелм был ясен, но отражал грусть, он повернулся и посмотрел на пульсирующее темное облако зависшее над ним. Каково мое наказание, Повелитель Ао? Некоторое время стояла тишина. Затем Ао заговорил, и Хелм медленно кивнул. Ответ на его вопрос был очевиден. Пробуждение В Зентил Кипе, целый день не переставая шел проливной ливень, почти полностью затопив кривые улочки, но Траннус Киалтон не замечал этого. Ничто не могло потревожить его сон. Ставни на окнах стонали от постоянной борьбы с непогодой бушующей на улице. Эту комнату он делил вместе с прекрасной, но одинокой Анжеликой Катаран, женой самого богатого поставщика специй в городе. Лишь прохладный ветерок, который внезапно словно обрел форму и слился с темнотой грозил пробудить его. Он проплыл через комнату к спящему человеку и проскользнул между его слегка приоткрытых губ. Прогремел гром, и Траннус увидел сон о каком-то темном месте, где лишь крики умирающих доставляли удовольствие местному правителю - темной фигуре, восседающей на троне из черепов, украшенном драгоценными камнями. Огненные языки пламени лизали глазницы одних черепов, и затем исчезали в открытых ртах других, которые казалось, кричали даже сейчас, еще долго после того, как их мучения должны были окончиться. Фигура на троне из черепов была слишком большой для человека, однако обладала всеми человеческими чертами. Ее одеяния были черны и их лишь изредка нарушало вкрапление красных прожилок, чтобы нарушить однообразие. На правой руке у существа была одета, украшенная драгоценными камнями, стальная перчатка. Она была покрыта запекшейся кровью, которую нельзя было смыть. Комната, где стоял трон, была окутана голубоватой дымкой. Хотя и не было видно никаких стен, пола и потолка, ощущалось давление, которое душило тех кому довелось оказаться в этой адской комнате, прежде чем истекал последний миг их жизни и они успевали увидеть истинное лицо создания на троне. Однако сейчас это ужасное создание казалось довольно своим одиночеством, его взгляд был устремлен в золотой потир наполненный слезами его врагов. Повелитель этого ужасного места, бог Бэйн, внезапно мечтательно перевел взгляд наверх и поднял свой кубок для тоста. Траннус проснулся от резкого толчка, тяжело хватая воздух ртом. Казалось, что он был так поглощен сном, что забыл о необходимости дышать. Безумие, подумал он, однако его руки и ноги онемели, и он поднялся с постели чтобы, вернуть чувствительность своим членам. Внезапно он почувствовал сильное желание одеться, и почти сразу же ощутил холодное прикосновение к своей коже. Анжелика дотянулась до него и улыбнулась. Траннус", - позвала она, недовольная тем, что на шелковых простынях осталось лишь тепло его тела. Она присела и откинула волосы с глаз. Ты одеваешься", - сказала она, словно одновременно пытаясь убедить себя в этом и понять причину по которой он так поступает. Я должен идти , - просто сказал он, хотя и не знал куда и зачем. Все что он чувствовал - лишь то, что ему нужно вырваться из оков этого тесного строения. Возвращайся поскорей , - сказала она, занимая более удобную позу на пуховом матрасе. Мечтательное выражение ее лица говорило о том, что она уверена, что он захочет вернуться. Траннус посмотрел на нее и внезапно понял, что больше никогда не увидит ее. Он вышел и закрыл за собой дверь. Проливной дождь бушевавший снаружи мгновенно промочил его до нитки, а вспышки молнии высветили кривые переулки города. Казалось, что на улице он был один, но он знал, что это было не так. Улицы Зентил Кипа никогда не пустовали; они лишь создавали иллюзию этого, иллюзию, сквозь которую мог видеть лишь взгляд опытного головореза или вора. В Зентил Кипе даже тени оживали и дышали, и монстры издавали высокие, еле различимые человеческим ухом, звуки из своих темных укрытий. Странно, но он был один и спокойно миновал эти опасные лабиринты, словно для него специально расчистил путь некий неведомый предвестник, который не осмеливался явиться перед ним. Пока Траннус шел, то не переставал думать о сне. Он представил улицы омытые кровью его врагов, и падающий дождь ласкал его словно слезы их вдов. Ударила молния и разрушила часть стены неподалеку от него, осыпав его осколками. И все же жрец продолжал свой путь, не обращая внимания ни на что, кроме манящего зова, дающего силы его уставшим ногам, цель его уставшему разуму, и страсть его нечувствительному сердцу. Траннус мог лишь догадываться - почему он, низший жрец храма Бэйна, узрел это видение, благословленное такой страстью. Впереди лежал Храм Бэйна, и Траннус остановился на мгновение, вызвав в памяти его облик. Силуэт Темного Храма возвышался в ночном небе, его внушительные башни выступали вверх словно черные зазубренные клинки, готовые поразить ничего не подозревающего врага. Даже когда вспыхивала молния и мир вокруг озарялся ярким светом, гранитный фасад храма все равно оставался непроницаемо черным. Многочисленные слухи говорили о том, что храм был построен в Ахероне, темном мире Бэйна, и затем уже, камень за камнем, перенесен в Зентил Кип, а основанием и скрепляющим раствором, которые затем воссоединили храм, послужили реки из крови и мук. Траннус был удивлен отсутствием стражи по периметру храма. Затем он услышал пьяный смех стражника и его товарища, и они шагнули ему навстречу из теней. Этот звук наполнил его яростью, которая словно эхом отдалась в раскате грома. Траннус посмотрел вверх, и сквозь пелену дождя он разглядел тяжелые облака бегущие по ночному небу по совершенно невероятным траекториям навстречу друг другу. Внезапно небо взорвалось и извергло вспышку черной молнии. Небеса запылали огнем, который затмил все звезды на небе. Огромные огненные тела стали сыпаться с неба, и когда один из таких шаров полетел в его сторону, то Траннус понял, что он должен упасть прямо на храм. У него не было времени, чтобы поднять тревогу прежде, чем сфера обрушится на Темный Храм. Траннус словно врос в землю, наблюдая как гранитные шпили окрашиваются в оранжевый цвет и медленно плавятся. Куски руин шипя отлетали в его сторону, но не причиняли ему вреда. Затем жрец наблюдал как стены обрушились внутрь и Темный Храм озарился красным - очевидно это кровь и муки его прошлых жертв высвободились наружу и проступили сквозь кирпичи, железо и стекло, в мгновение ока ставшие пеплом. Через секунду, на том месте, где стоял храм, не осталось ничего кроме горящих руин. Траннус двинулся вперед, в сторону останков храма, думая о том, что быть может он все еще спит и видит сон. Дымящийся, оплавленный шлак под его ногами не обжигал его, и сильный огонь немедленно угасал как только он приближался к нему, позволяя ему пройти к центру катастрофы. Как только он проходил, огни вновь оживали и возобновляли свой неистовый танец. По частично оставшимся стенам Траннус понял, что он был близок к тронной комнате своего повелителя, и немедленно остановился увидев перед собой предмет своих поисков. Черный трон Бэйна остался нетронут. Мягкий, белый туман окружил Траннуса, и призрачные тени нежно обвили запястья жреца, который без усилий продвигался вперед и вскоре оказался прямо перед самим троном. Это было сооружение, на котором уютно расположиться мог только гигант, но рядом с ним стояла его уменьшенная копия, на которой мог уместиться человек. Украшенная драгоценными камнями перчатка из сна Траннуса покоилась на маленьком троне. Траннус улыбнулся, и впервые за его жизнь, его сердце познало восторг, его дух освободился. Это была его судьба. Он будет управлять империей тьмы. Его мечты о власти осуществились. Почтительно он поднял перчатку и почувствовал как сквозь него пробежала волна энергии. Один из драгоценных камней внезапно превратился в красный глаз, который стал наблюдать за движениями жреца, хотя Траннус очевидно даже не подозревал, что кто-то вторгается в его частную церемонию. Когда Траннус осторожно одел перчатку, то с нее побежали струйки серебра и золота, и когда злой огонь проник в его кровь, то его руку пронзила острая боль. Тьма поглотила бешено колотящееся сердце жреца, а его кровь превратилась в лед, который достиг его мозга, смывая последние остатки разума человека. С губ Траннуса сорвались слова бог мой и душа покинула его бренное тело. Черный Повелитель посмотрел сквозь жалкие человеческие глаза и почувствовал внезапную слабость. Он прислонился к темному трону ища опоры и его разум, ныне ограниченный до человеческого, закружился от попытки осознать те перемены, которым подвергся он, обретя человеческую форму. Больше не сможет он смотреть сквозь пелену смертности, и влиять на чужие смерти в один миг. Больше не сможет он преодолевать ложь и избегать неудач, или погружаться глубоко в людскую душу и узнавать правду, которую можно обрести лишь в ее глубинах. И не сможет он больше одновременно присутствовать во всех местах сразу, влияя на события где-либо и наблюдая в тоже время за другими. Ао, что ты наделал? - закричал Бэйн, и почувствовал как мягкий камень трона крошится под его могущественными пальцами. Он попытался обрести контроль над своей яростью. Скоро должны прийти остальные, сотни других верующих, которых он посетил в их снах, и Бэйн должен быть готов. Бог Раздора сел на маленький черный трон, пытаясь не обращать внимания на его большую копию, на которой он восседал раньше. Мои последователи будут смотреть на меня и видеть лишь человеческую форму, - думал он, - одного из их рода, который потерял разум, утверждая что стал их богом. Они предадут это тело смерти, как только перестанут пытать его, пытаясь узнать информацию о том, кто в действительности уничтожил этот храм. Черный Повелитель знал, что он должен был проявить себя больше, чем простым человеком, чтобы повлиять на своих последователей. Он вызвал в памяти образы, которыми он снабдил себя во сне и стал воплощать их в жизнь. Из контакта со своими последователями, Бэйн знал, что сокровищница располагалась где-то под храмом. Он вызвал образ нефритового венца и произнес заклинание, которое должно было переместить предмет к нему в руку. Спустя мгновение, облачившись в венец, он начал читать заклинание, которое изменяло очертания, идеально выводя каждое движение руки, как того и требовала магия. Он начал с глаз, заставив глазницы внутри человеческого черепа гореть. Кожу вокруг глаз аватара он сделал черной и обугленной. Из самого черепа, сквозь почерневшую кожу, выступили острые шипы, окончательно придав лицу наиболее ужасное выражение, какое только можно было сделать, оставаясь человеком. Руки Бэйна превратились в когти с изодранной плотью, сквозь которую торчали кости. Было невыносимо больно носить перчатку, но Бэйн знал, что если он хочет впечатлить своих последователей, то у него нет иного выбора. И он уже слышал медленные шаги его жрецов, солдат и магов, прокладывавших свой путь сквозь руины к его полуразрушенной тронной комнате. Бэйн чувствовал что с заклинанием было что-то не то. Он был уверен, что идеально произнес его, однако сила шедшая сквозь него, совершая изменения, возрастала и не утихала, несмотря на все его мысленные приказания. Воздух вокруг него словно застыл, и вскоре должен был выдавить из него остатки жизни. Он познал мгновения истинной человеческой паники и пытался скорее завершить заклинание. Вместо этого, Бэйн почувствовал как его новое воплощение облачается в черную кожу и затвердевает от нечестивой красной крови. Черный Повелитель разбил венец в попытке отменить заклинание, которое полностью вышло из-под его контроля. Вместо того, чтобы обрести свою человеческую форму, Бэйн обнаружил, что эффект от заклинания не исчез и он обрел уродливый образ, который он создал. Однако у Бэйна не было времени обдумывать странное поведение заклинания. Появился первый из толпы, вооруженный и готовый уничтожить осквернителя Темного Храма. Темный Повелитель даже не дал своему последователю шанса заговорить прежде, чем встал и заговорил сам. Склонитесь перед своим богом , - просто произнес Бэйн, и вознес священную перчатку над головой своего аватара. Жрец немедленно узнал артефакт и сделал так, как ему и было сказано. По мере того, как еще больше последователей стекалось к этому месту, все они следовали примеру своего товарища. Бэйн смотрел на перепуганные лица своих последователей и еле сдерживал смех, который рос в нем словно снежный ком, катящийся вниз по склону горы. Миднайт закрыла глаза и почувствовала как ее ласкает утреннее солнце, словно мягкие теплые пальцы гладили ее лицо. Это был один из тех моментов, когда воспоминания о приятной стороне жизни переполняли чародейку и она забывала о тех испытаниях, через которые ей недавно пришлось пройти. Уже почти двадцать пять зим Миднайт бродила по Королевствам, и верила, что на свете мало уже что могло удивить ее. Однако она знала, что ей все же есть чему поучиться, тем более что ее нынешнее положение, было по крайней мере необычно для нее. Она очнулась в странной кровати и никак не могла понять как очутилась в этом месте. За окном она увидела небольшую поляну, за которой начиналась полоса леса. Где бы она ни находилась - она так и не добралась до конечной точки своего путешествия - города Арабеля в Кормире. Ее одежды, оружие, и книги были аккуратно сложены на искусно сделанном комоде, стоявшем в дальнем углу комнаты, словно тот кто сложил их, хотел, чтобы Миднайт сразу увидела их. Даже кинжалы были в пределах ее досягаемости. Сама же Миднайт обнаружила, что была одета в прекрасную ночную сорочку сделанную из отличного шелка цвета первых зимних заморозков, белого с бледно-голубыми прожилками. Девушка тотчас осмотрела свои книги и с облегчением обнаружила, что они остались нетронуты. Затем она подошла к окну и распахнула его, впуская свежий воздух. Это действие потребовало от нее некоторых усилий, словно окно не открывали в течение многих лет. Однако сама комната была безукоризненно чистой и очевидно ее убирали совсем недавно. Отвернувшись от окна, Миднайт заметила зеркало в золотой оправе, и отражение которое она увидела в нем было просто изумительно. Длинные волосы Миднайт были вымыты и расчесаны с тщательной заботой. На своих щеках она заметила ненастоящий, но очень правдивый румянец юной девушки. Ее губы были необычно красными и кто-то нанес легкий налет нежно-зеленых теней над ее глазами. Смягчился даже вид ее хорошо сложенного тела. По сравнению с суровым, потрепанным искателем приключений, который сражался с таинственной бурей на своем пути к Арабелю прошлой ночью, женщина, чье отражение смотрело на нее из зеркала, была почти богиней, которая легко могла ввести в заблуждение своих последователей своим неземным очарованием. Миднайт потянулась к своему горлу и под сорочкой почувствовала холодную сталь кулона. Она сняла сорочку и подошла к зеркалу, чтобы получше рассмотреть кулон. Это была бело-голубая звезда с линиями энергии, которые шли через поверхность подобно крошечным полоскам молнии. Она повернула кулон, чтобы осмотреть его заднюю сторону и почувствовала легкое натяжение кожи на ее шее. Цепь кулона вросла в ее кожу. Произнесение простого заклинания выявляющего магию на звезду потребовало от нее полного сосредоточения, но результат оказался просто ошеломительным. Из кулона изверглась неистовая вспышка света, который залил всю комнату. Обычная драгоценность содержала силу, настолько могущественную, что у Миднайт подкосились колени и комната закружилась перед ее глазами. Повернувшись к кровати, Миднайт упала на набитый перьями матрас, прежде чем ее поглотила слабость. Схватив руками простыню и крепко зажмурив глаза, она лежала так до тех пор пока головокружение не отступило. Затем она перевернулась на спину и вновь обвела комнату взглядом. Ее мысли вернулись к событиям прошлого месяца. Менее трех недель назад в Иммерсии Миднайт вступила в Отряд Рыси под командованием Кноррела Тальбота. Тальбот узнал о смерти дракона на побережье Вивернуотер. Однако доблестным героям, которые убили старого дракона не было известно,
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17

Автор:Авлинсон Ричард. Книга :Трилогия аватар 1
скачать эту книгу можно по ссылке


Cсылка для сайта (HTML):

Cсылка для форума (BBCode):